ФЭНДОМ


Не буду других судить, могу про себя рассказать. Я в России, в принципе не плохо жил: бизнес свой, машины там, рестораны и тп. В Норвегии я начал с подвала в студенческой общаге, потом комната в 10кв.м с плиткой и умывальником, денег только-только хватало. Ясно, наверно, что уехал я не ради материального благополучия (ikke på kort sikt ivertfall). Правильней будет говорить не почему уехал из России, а почему остался в Норвегии. А остался вот почему: здесь (в Норвегии) существуют простые правила игры: учишься хорошо – получишь хорошую работу, имея хорошую работу ты обеспечиваешь себя и свою семью материально, без напряга и правонарушений. Значит, если тебе работать не в лом и в голове не пусто, у тебя есть уверенность в завтрашнем дне. Другой важный момент: чувство безопасности за себя и за родных и близких, поскольку я человек семейный для меня этот момент очень важен. Российский вариант который мне светил: заниматься коммерцией в условиях когда не знаешь какой идиотский закон выйдет завтра, не знаешь сколько с тебя потребует ”крыша” (бандиты или милиция без разницы), и где без взяток ничего не делается. Чуство безопасности – ноль. К милиции, как к правоохранительному органу, доверия никакого (украли?- а ты не показывай, избили?- нечего шляться поздно вечером). Пара примеров из жизни: я на дискотеке (19 лет), в кармане газовый балончик. Ментам не понравилось моё весёлое настроение. Затащили в туалет, обыскали, нашли балончик, выпрыснули мне в лицо его содержимое, не давая закрыться руками. За что? Видимо, не понравился. Другой пример (лето 2000): повёз с женой ребёнка бабке показать. Пошли поесть в нормальный ресторан посреди дня. Ребёнок спит в коляске, мы с женой пелемени кушаем, других посетителей нет. Тут заходят трое (на жирном мерсе прибыли), садятся неподалёку, и громко так начинают делиться впечатлениями: кто как отсидел, и как они на днях порезали несколько человек в драке. Официантка задержалась с коньяком – в бар летит бутылка, разбиваются зеркала, полки, бутылки. Выходит официантка, белая как смерть, ни слова не говорит, ставит коньяк на стол и быстро уходит. Мы сидим: и сидеть страшно, и вставать страшно, и не убежать никуда с коляской.

Вы мне про патриотизм, про взносы России во что-то мировое? Извините, я жить хочу как человек.

Оригинал

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.